"Глобал-Инфо"/"Эко-Согласие"

НА ПУТИ К ВСЕМИРНОМУ САММИТУ ПО УСТОЙЧИВОМУ РАЗВИТИЮ

Направляем Вам пресс-релиз, любезно предоставленный Информационным центром ООН в Москве. Он посвящен связи процессов подготовки к Всемирному Саммиту по устойчивому развитию, к Конференции по проблемам финансирования для развития (которая состоится в следующем месяце) и результатов последней конференции ВТО (ноябрь 2001).

26 февраля 2002 г.       ПРЕСС-РЕЛИЗ

Ниже следует текст лекции, прочитанной Генеральным секретарем ООН Кофи Аннаном в Лондонской школе экономики и политологии 25 февраля с.г.:

Кофи Аннан

"От Дохи к Йоханнесбургу дорогой Монтеррея: Как достичь развития и сделать его устойчивым в XXI веке"

 

Дамы и господа,

Для меня это большая честь выступать в Лондонской школе экономики, в числе выпускников которой так много героев борьбы за независимость и развитие в прошлом колониального мира, в том числе Кваме Крума, президент-основатель моей собственной страны.

То, о чем мне сегодня хотелось бы сказать, по сути является продолжением этой борьбы. Независимость была обретена, но развитие продолжает оставаться весьма неравномерным, прежде всего в Африке, которая с момента обретения независимости оказалась трагически позади целого ряда других частей развивающегося мира.

Мне нет нужды описывать вам многочисленные тяготы, которым подвергаются столь многие наши собратья, каждая из которых еще более осложняет задачу избавиться от другой: нищета, голод, болезни, притеснения, конфликты, загрязнение окружающей среды, истощение природных ресурсов.

Развитие - это то, что дает людям возможность вырваться из этого зловещего круга. Как и борьба за независимость, борьба за развитие должна вестись прежде всего в развивающихся странах и самими их жителями. Ее важнейшие предпосылки - элементарную безопасность, верховенство права и честную, открытую администрацию - могут обеспечить только национальные правительства.

Но это такая борьба, которая затрагивает весь мир. Развитые страны, как эта, весьма заинтересованы в конечном результате - как в том, увенчается ли развитие успехом, так и в том, какую форму оно примет.

Они также могут многое сделать для того, чтобы повлиять на этот результат. Именно от таких институтов, как этот Исследовательский центр глобального управления, мы ожидаем интеллектуального лидерства. Лондонская школа экономики могла бы сыграть не менее значимую роль в этой борьбе, чем та, которую она сыграла в предыдущей.

Восемнадцать месяцев назад на Саммите тысячелетия в Нью-Йорке мировые лидеры пришли к согласию относительно ряда неотложных целей, Целей тысячелетия в области развития, которые предполагают сокращение вполовину крайней нищеты в мире к 2015 году посредством устранения ее наихудших симптомов и самых трудноискоренимых причин.

Эти цели весьма амбициозны, но даже если мы их достигнем, эта борьба не увенчается победой. По-прежнему сотни миллионов людей будут лишены того минимума условий, который необходим для поддержания человеческого достоинства. И по-прежнему многое еще надо будет сделать.

Все эти усилия окажутся напрасными, если не удастся обеспечить устойчивый характер развития.  Таким образом, нам не менее важно достичь еще одну цель, поставленную мировыми лидерами на Саммите: "избавить все человечество, и прежде всего наших детей и внуков, от угрозы проживания на планете, которая будет безнадежно испорчена деятельностью человека и ресурсов которой более не будет хватать для удовлетворения их потребностей".

Я считаю, что успех зависит от решения трех глобальных вопросов, каждый из которых имеет особое отношение к одной из трех международных конференций, упомянутых мною в названии своей лекции.

Первый вопрос заключается в следующем: будут ли мужчины и женщины развивающихся стран иметь право конкурировать на справедливых условиях на мировом рынке? На этот вопрос уже дан первый - но только первый – положительный ответ на конференции Всемирной торговой организации в Дохе в ноябре прошлого года.

Второй вопрос заключается в том, каким образом мы можем мобилизовать ресурсы, крайне необходимые для целей развития? Этот вопрос будет обсуждаться в следующем месяце на Международной конференции по финансированию развития в Монтеррее (Мексика).

И третий - наиболее сложный - вопрос: могут ли люди, живущие сегодня на этой планете, улучшить свою жизнь не за счет будущих поколений, а таким образом, чтобы их дети и внуки пользовались благами этой жизни? Безусловно, этот вопрос будет рассматриваться на Всемирной встрече на высшем уровне по устойчивому развитию, которая начнется в Йоханнесбурге ровно через шесть месяцев.

Данные три вопроса четко взаимосвязаны, и поэтому эти конференции следует рассматривать в комплексе, а не как изолированные события.

Бедные люди в бедных странах не просят подачек. Они просят поддержки. По сути дела, бедные страны представляют собой огромные, нетронутые источники инициативы и предпринимательства, однако их энергия зачастую сдерживается нищетой, плохим руководством или конфликтами. Возможно, они первыми заявят о том, что путь выхода из нищеты – это торговля, а не оказание помощи.

Вот почему для нас так важно выполнить данное в Дохе обещание, - провести раунд торговых переговоров, посвященных развитию, которые положат конец практике предоставления несправедливых субсидий производителям в богатых странах и полностью откроют рынки этих стран для трудоемких видов экспорта из бедных стран.

Эти субсидии не только лишают развивающиеся страны возможностей конкуренции. Они к тому же наносят большой ущерб и самим богатым странам, увековечивая неустойчивую практику в сельском хозяйстве, транспорте и энергетике.

Мощные заинтересованные группы из богатых стран будут упорно стремиться к блокированию сколь-либо значимых уступок развивающимся странам. Они будут доказывать, что в жертву приносятся интересы рабочих и фермеров.

Однако есть и другие пути оказания помощи тем группам, которые действительно нуждаются в этом, - менее дорогостоящие для потребителей и налогоплательщиков в богатых странах и менее вредоносные для производителей в бедных странах. Для выполнения провозглашенного в Дохе обязательства политические и деловые лидеры в развитых странах должны пойти дальше специальных призывов и узких отраслевых интересов.

Однако даже если развитые страны объявят свои рынки полностью открытыми, развивающимся странам, тем не менее, потребуется помощь для вхождения в этот рынок.

Многие небольшие и бедные страны не являются привлекательными для инвестиций - не в силу плохого правления или недружественной политики, а просто потому, что они слишком малы и бедны для того, чтобы их рынки представляли интерес или чтобы они стали крупными производителями. Кроме того, у них нет опыта, инфраструктуры и институтов, необходимых для успешно функционирующей рыночной экономики. Горькая правда состоит в том, что рынки вознаграждают успех и стремятся наказывать бедных лишь за то, что они бедные.

В Монтеррее соберутся лидеры Севера и Юга - президенты, министры финансов, представители ООН, бреттон-вудских учреждений, руководители частных компаний и фондов и НПО для обсуждения творческих, практических путей преодоления этого дефекта рыночного механизма. Они будут решать вопросы, имеющие жизненно важное значение в борьбе с нищетой и для перехода к устойчивости, такие, как облегчение бремени задолженности, цены на сырьевые товары и управление глобальной экономикой.

Они рассмотрят способы привлечения частных инвестиций, являющихся гораздо более значительным источником финансирования развития по сравнению с официальной помощью в целях развития. Задача заключается в том, каким образом привлечь их, обеспечивая разумное сочетание стимулов, политических установок и партнерских уз.

Однако я надеюсь, что лидеры промышленно развитых стран также возьмут новые обязательства по предоставлению официальной помощи, к чему так красноречиво призывал, к примеру, Гордон Браун.

Я понимаю, что простое списание долга или выделение любой конкретной денежной суммы не гарантируют результата и что налогоплательщики в некоторых богатых странах устали от общих призывов к оказанию внешней помощи.

Однако я нахожу, что все они почти всегда с готовностью откликаются, когда перед ними стоит важная человеческая проблема и внушающая доверие стратегия ее решения, - как, по моему мнению, это происходит с эпидемией ВИЧ/СПИДа.

Наша самая большая задача - показать, что упомянутые проблемы составляют элемент решения еще большей задачи: глобальной нищеты и недостаточного развития. Небольшие островки решения этой задачи – неплохое начало, но мы должны также заниматься целым океаном нищеты.

На карту поставлено соглашение глобального масштаба: в том время как развивающиеся страны будут делать больше по реформированию своих экономик и увеличению расходов на нужды бедноты, богатые страны поддержат эти инициативы торговлей, оказанием помощи, инвестициями и облегчением долгового бремени. В Монтеррее мы просто обязаны заключить такое соглашение!

А теперь перейдем к Йоханнесбургу. Всемирная встреча по устойчивому развитию - это не просто еще одна конференция по глобальной окружающей среде, как думают некоторые. Вся идея устойчивого развития, отраженная 10 лет назад на Конференции ООН по окружающей среде и развитию в Рио, заключается в том, что окружающая среда и развитие неразрывно связаны между собой.

В Рио были достигнуты большие результаты. Принятая там Повестка дня на XXI век остается такой же перспективной сегодня, как и 10 лет назад, и местные власти, и гражданское общество почти во всех частях мира работают над ее реализацией. Кроме того, с тех пор приняты юридически обязательные конвенции об изменении климата,  о биоразнообразии и опустынивании, а также планы действий, утвержденные на конференциях ООН на протяжении 1990-х годов; все это сегодня воплотилось в Целях тысячелетия  в области развития.

И тем не менее, не покидает ощущение, что мы теряем динамику. По мере того, как мы фокусировали свое внимание на проблемах конфликтов, глобализации, или - в последнее время - на терроризме, мы зачастую упускали из виду, насколько все это связано с вопросом устойчивости. Это слово превратилось скорее в заклинание, нежели в безотлагательный призыв к конкретным действиям.

Превалирующие подходы к проблеме развития остаются фрагментарными и разрозненными, финансирования удручающе недостаточно, а модели производства и потребления по-прежнему перегружают системы поддержания мировой природной среды. Устойчивое развитие может стать примером новой традиционной мудрости, однако большинство людей все еще не понимают его значения. Одна из важных задач Йоханнесбурга - показать, что "устойчивость" - это далеко не абстрактное понятие. Это вопрос жизни и смерти для многих миллионов людей, а потенциально - для всего человечества.

Позвольте мне подойти к этому с точки зрения человеческого фактора. Одним из таких примеров мог бы послужить образ женщины из сельского района - это может быть где-нибудь в Индии, или практически в любой африканской стране - женщины, которая год за годом обнаруживает, что она вынуждена проделывать все более долгий путь в поисках воды и топлива.

Ее спина болит от длительных переходов и тяжелой ноши, но ее сердце болит еще больше от страха, что в случае неудачи она обрекает себя и своих детей на голод, жажду и болезни. Как долго еще можно выдерживать такую жизнь?

Другим примером мог бы послужить сын или родственник этой женщины, который именно в силу того, что подобный образ жизни уже изживает себя из-за увеличения численности сельского населения, живет сейчас где-нибудь в городской трущобе. У него нет работы - или, вернее, ему не хватает образования и средств, необходимых, чтобы найти работу.  В то же время его община крайне нуждается в поступлениях от него.

Что еще хуже - хотя сам он об этом и не знает - он ВИЧ-инфицирован и уже передал инфекцию своей жене. Как долго еще может продолжаться подобная жизнь?

Третьим примером мог бы послужить кто-то, кажущийся значительно благополучнее первых двух. Этот человек живет в доме или квартире, у него есть машина и работа в одном из быстро растущих городов Восточной Азии. Но в данный момент он уже целый час сидит в машине, которая никуда не движется.

Он мечтает попасть домой к жене и детям, но застрял среди тысяч таких же, как он, сигналящих в пробке. Он также страдает заболеванием дыхательных путей, вызванным токсическими химикатами, выбрасываемыми заводом, на котором он работает, а его дети больны астмой.

Он хочет выбраться из этой среды и копит деньги для приобретения фальшивых проездных документов, чтобы поехать к своему брату в Европу или Северную Америку. Но он не осознает того, что его образ жизни там не будет существенно отличаться от предыдущего. Чем больше "развитие" выливается в такую форму, тем менее устойчивым оно окажется в любом уголке мира.

И конечно, четвертым примером мог бы послужить любой из присутствующих здесь.

Мы живем намного более привилегированной жизнью по сравнению с подавляющим большинством наших собратьев. Но такая жизнь возможна лишь за счет того, что мы потребляем намного больше земных ресурсов, чем приходится на нашу долю, а также за счет того, что мы оставляем намного больший "след" в глобальной окружающей среде в виде отходов и загрязнения. Кроме того, наш образ жизни на виду у множества людей, которые не могут разделить его, но которые видит его в приукрашенной форме с мерцающих телеэкранов в своих трущобах. Кое-кто скажет, что так рекламируется модель "развития", к которой они должны стремиться.

Но даже если допустить, что подобное развитие имеет устойчивый характер, то на какое количество людей оно рассчитано?

Конечно же, в его нынешней форме оно предназначено не для всех шести миллиардов, которые уже населяют эту планету, и уж тем более не для 9, 12, или 15 миллиардов человек, которые будут населять ее в предстоящие десятилетия в зависимости от того, какой сценарий вы принимаете за точку отсчета. Наш образ жизни должен измениться, но как и как быстро?

Можно сказать, что Повестка дня на XXI век и все, что из нее вытекает,  дали нам ответ на вопрос "что?": что составляет проблему и каковы принципы, которыми мы должны руководствоваться при ее решении.

Йоханнесбург должен дать нам ответ на вопрос "как?": как осуществить необходимые изменения в государственной политике; как использовать политические и налоговые стимулы, чтобы придать нужные импульсы бизнесу и промышленности; как предложить лучший выбор отдельным потребителям и производителям; как, в конце концов, все это осуществить.

Устойчивое развитие - совсем не бремя, а исключительная возможность: в экономическом отношении, оно позволяет создавать рынки и рабочие места, в социальном плане, - привлекать людей из всех слоев общества, а в политической сфере, - снизить напряженность, возникающую из-за распределения ресурсов и чреватую насилием, и дать каждому мужчине и женщине право голоса и право выбора в решении своего собственного будущего.

В последние годы мы усвоили одно: ни катастрофические сценарии, ни разрушительная критика не подвигнут народы и правительства на действия. Нужны именно положительное видение вещей, ясный "маршрутный лист" (откуда и куда двигаться) и четкое распределение обязанностей между многими участниками в единой системе.

Йоханнесбург должен дать нам это видение - видение глобальной общности, в которой каждая страна имеет свое место и долю при распределении благ. Эта конференция также должна дать нам ясное понимание вклада каждого в решение общей задачи.

Как сказал Тони Блэр, "ни на один из этих вопросов не найти ответа, иначе как через взаимную ответственность". Своя ответственность у правительств, но также своя у корпораций, групп гражданского общества и отдельных личностей. Надеюсь, в Йоханнесбурге все они объединятся в новую коалицию - коалицию во имя ответственного процветания.

В наше время быстрых перемен она должна положить конец привычке действовать, как было заведено когда-то. В наше время накопленного большого богатства она должна продемонстрировать, как это богатство может быть поделено между всеми живущими и сохранено для тех, кто придет потом.

В наше время угроз безопасности она должна показать перспективу мира через надежду - надежду, что завтра жизнь станет лучше - безопаснее, справедливее, ярче - чем сегодня.

Найдут ли эти три конференции - Доха, Монтеррей и Йоханнесбург - место в учебниках истории? Это зависит от нас.  Если мы не используем то, что они обещают, то они исчезнут в самых малозначащих ссылках внизу страниц. Но я бы хотел думать, что они заслужат отдельного абзаца - приблизительно такого: "Перед лицом целей, которые его политические лидеры изложили на Саммите тысячелетия, и после потрясения от ужаса, увиденного 11 сентября 2001 года, что вызвало новое понимание единой судьбы, человечество в ходе следующих 12 месяцев наконец набралось воли всерьез взяться за свои по-настоящему сложные проблемы. По итогам горячих дискуссий в залах и кулуарах трех крупных всемирных встреч оно ценой больших усилий договорилось о методах, наметило стратегии и выстроило созидательные партнерские отношения, которые в совокупности были необходимы для достижения цели".

Вот что я хотел бы читать лет через пятнадцать. Давайте же добьемся этого!

* * *