В.Г.Барский[1]

РЕЙС В ЙОХАННЕСБУРГ - БЕЗ ЛОЦМАНА В МОРЕ ДОКУМЕНТОВ

ЦЕЛИ И ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ  УПРАВЛЯЕМЫХ  СИСТЕМ

Что мешает устойчивому развитию. Рассматриваемые, игнорируемые и не осознанные проблемы, требующие внимания

(Продолжение обзора документов к саммиту в Йоханнесбурге[2])

 

Содержание

 

Целеполагание

Главная забота

Нищета

Здравоохранение

Потребление и производство

Технологии

Энергетика

Глобализация

Природопользование

Проблема  отходов сфер производства и потребления

Экологический мониторинг

Региональная политика

Заключение

***********************************************************************

«Наше внимание было направлено на конфликты, глобализацию, с недавнего времени - на терроризм, и мы часто не замечали, как связаны они с устойчивостью. Это слово превратилось в «заповедь» и не стало призывом к конкретным действиям, как должно было быть. В то время, как устойчивое развитие может стать новым воплощением здравого смысла, многие люди еще не постигли его значение…

Важнейшая задача Йоханнесбурга - показать, что устойчивое развитие совсем не так абстрактно, как звучит, что это вопрос жизни и смерти для миллионов и миллионов людей и, в потенциале, для всего человечества».

Кофи Аннан. [70]

Целеполагание

Цели и проблемы развития  социальных систем  я рассматриваю как клубок взаимно превращающихся «оборотней». Не мной замечено, что состав целей и их отбор  руководителями разного ранга и их подчиненными зависят от сложившихся организационных структур, от сферы деятельности,  опыта и привычек, ближайшего окружения - свидетелей (свиты, делающей короля) и их личных интересов и забот. То есть отбор/выбор целей сугубо субъективен. Сами проблемы трактуются двояко. Это и задачи, требующие решения. Это и проблемные ситуации, вызванные несоответствием желаемого состояния  достигнутому. 

На первый взгляд, такая трактовка вполне  оправдана и логична, особенно если  граждане, выбравшие руководителей, видят, что их представления о проблемах находят отражение в политике. Но в этом чаще всего и состоит основная стратегическая ошибка целеполагания.

Цели, зафиксированные «Повесткой дня на 21» век десять лет назад, не подвергаются ревизии. Не есть ли это проявление застоя мысли?  Генеральный секретарь ООН Кофи Аннан замечает:  «…не покидает ощущение, что мы теряем динамику. По мере того, как мы фокусировали свое внимание на проблемах конфликтов, глобализации  или - в последнее время - на терроризме, мы зачастую упускали из виду, насколько все это связано с вопросом устойчивости. Это слово превратилось скорее в заклинание, нежели в безотлагательный призыв к конкретным действиям…».

Вместе с тем, «…устойчивое развитие может стать примером новой традиционной мудрости. Однако большинство людей все еще не понимает его значения. Одна из важных задач Йоханнесбурга - показать, что "устойчивость" - это далеко не абстрактное понятие. Это вопрос жизни и смерти для многих миллионов людей, а потенциально - для всего человечества»…

Согласимся с утверждением генсека: «…устойчивое развитие - совсем не бремя, а исключительная возможность: в экономическом отношении. Оно позволяет создавать рынки и рабочие места, в социальном плане, - привлекать людей из всех слоев общества, а в политической сфере, - снизить напряженность, возникающую из-за распределения ресурсов и чреватую насилием, и дать каждому мужчине и женщине право голоса и право выбора в решении своего собственного будущего» [2].

После проведения в 1992 году встречи на высшем уровне организованы национальные советы по вопросам устойчивого развития или аналогичные структуры примерно в 70 странах. Они, как правило, выполняют четыре важнейшие функции: a) создание благоприятных условий для участия гражданского общества в принятии государственных решений, b) содействие применению комплексного подхода к решению экономических, социальных и экологических проблем, с) приведение глобальных соглашений в соответствии с местными требованиями и d) содействие участию гражданского общества в процессах и обсуждениях, которые проходят в рамках Организации Объединенных Наций.

Однако Кофи Аннан отмечает, что Национальные советы по устойчивому развитию сталкиваются с определенными препятствиями и трудностями. Это a) несоответствие между их приоритетами и задачами органов управления и между задачами различных групп гражданского общества, b) отсутствие кадрового и финансового потенциала, с) трудности с увязыванием противоположных интересов, d) непредставленность всех групп, е) отсутствие достаточной политической воли на самом высоком политическом уровне, f) различия в функциях и сферах ответственности правительств и гражданского общества, g) отсутствие специалистов по всем направлениям устойчивого развития и h) трудности учета местных, региональных, национальных и международных компонентов процесса устойчивого развития [9].. В докладе не сказано, как преодолевать эти трудности.

Обоснованию стратегических целей  устойчивого развития должен предшествовать обстоятельный и недоступный для большинства анализ динамики и причин  кризиса - переходного состояния сверхсложной системы, каковой является любое государство, любой регион. Важно подняться над текущим моментом, над менталитетом большинства, главного завоевания демократии. Напомню слова В. Гёте: «Нет ничего ненавистнее большинства; дорогу должно указывать небольшое число сильных людей, масса должна идти вслед за ними, не сознавая своей воли».

В материалах к саммиту не удается разглядеть отношение к каждому конкретно описываемому кризису  как к эхо-отклику общего цивилизационного кризиса,  кризиса естествознания,  порочности научно-технического «прогресса», этой мировой приманки,   зовущей безгранично расширять сферу и объемы потребления товаров и услуг,  раздвигать ареал западного образа жизни, наращивать стальные мускулы.

Преобладание частных интересов (своя рубашка ближе к телу) прослеживается  в большинстве документов к саммиту. Например, на заседании Госдумы РФ намечена такая цель участия России в саммите. «Мы ставим перед собой вполне определенную цель   - создать условия привлечения дополнительных финансовых ресурсов в страну и предложить мировому сообществу эффективные институциональные   механизмы решения глобальных экологических проблем. Для постановки этой амбициозной цели у нас есть веские основания» [27].  Такого рода настроения типичны для всех уровней организации.

Однако приоритетность мышления подсознательно выплескивает  нечто, кажущееся в данный момент стратегам наиболее важным и сугубо отличным от ранее сказанного. Например, на лекции в Лондонской школе экономики и политологии   о перспективах устойчивого развития генсек говорил: «…успех зависит от решения трех глобальных вопросов…Первый вопрос заключается в следующем: будут ли мужчины и женщины развивающихся стран иметь право конкурировать на справедливых условиях на мировом рынке? На этот вопрос уже дан первый - но только первый – положительный ответ на конференции Всемирной торговой организации в Дохе в ноябре прошлого года.

Второй вопрос заключается в том, каким образом мы можем мобилизовать ресурсы, крайне необходимые для целей развития? Этот вопрос будет обсуждаться в следующем месяце на Международной конференции по финансированию развития в Монтеррее (Мексика).

И третий - наиболее сложный - вопрос: могут ли люди, живущие сегодня на этой планете, улучшить свою жизнь не за счет будущих поколений, а таким образом, чтобы их дети и внуки пользовались благами этой жизни? [2].

Насколько это далеко от откровений о цивилизационном кризисе П.Сорокина, и сегодня не менее актуальных, чем во время их описания  в начале второй мировой войны: «..настоящий кризис носит не обычный, а экстраординарный характер. Это  не просто экономические или политические неурядицы. Кризис затрагивает одновременно почти всю западную культуру и общество, все их главные институты. Это кризис искусства и науки, философии и религии, права и морали, образа жизни и нравов. Это  кризис форм социальной, политической и экономической организаций, включая формы брака и семьи. Короче говоря, это  кризис почти всей жизни, образа мыслей и поведения, присущих западному обществу. Если быть более точным, этот кризис заключается в распаде основополагающих форм западной культуры и общества  последних четырех столетий»[3].

Сегодня названные кризисы обычно не связывают с логикой и методами коллективного принятия решений,  с ценностными ориентирами национальной и религиозной культуры, с этикой  поведения и  природопользования, с религией, с системами просвещения.

Как правило, методология и организационные формы, субъективные интересы авторов остаются вне внимания организаторов саммита. Не просматривается взаимосвязь целей и проблем.  Предполагается, что целей можно достичь на основе множества целевых программ или  планов без оглядки на другие цели и программы, без  учета их взаимозависимости.  Косвенно сказанное подтверждает серия докладов генсека к ВСУР, в которой каждый доклад посвящен одной целевой теме без описания взаимосвязей с другими проблемами и без попытки взаимоувязки и сбалансирования целей.

Но и доклады, подготовленные  организациями под эгидой ООН, в методологическом плане не лучше. Например, доклад ЮНИДО подчеркивает необходимость поиска общего основания, чтобы связать две (???БВГ)  охватившие мир тенденции – либерализацию торговли и охрану мировой окружающей среды, которые сегодня в большинстве развивающихся стран все более обособляются [25].

Для обеспечения устойчивого развития востребованы, создаются и уже действуют самые разные глобальные и региональные учреждения. Они, как правило, занимаются одной или несколькими проблемами, без  попыток выйти на комплекс, на целостное развитие. Однако, по мнению генсека, «они будут содействовать объединению стратегий УР и участию населения в их осуществлении».

Заметим, в рассмотренных докладах генсека предложения основных групп, участвующих в процессе подготовки решений саммита пока не находят ни отражения, ни критики. Примером может быть реакция молодежи на доклад генсека на втором Подготовительном Комитете ВСУР [83].

Еще раз подчеркнем, решение одной системной болезни без учета остальных осложняет  лечение системы в целом (принцип Месаровича). Так проблемы борьбы с распространением  терроризма и фашизма ставят перед сообществом на всех уровнях управления цель искоренения этого недуга. В свою очередь, достижение целей национальной справедливости и свобод   для социальных меньшинств обостряет конфронтацию коренного населения и мигрантов, служит почвой для профашистских настроений, для национализма и терроризма.

Сказанное относится и к быстро вводимым демократическим формам управления. При низкой культуре населения, при сохранении традиций и менталитета, сложившегося за века  существования авторитарных форм управления,  демократия выливается в массовые игры без правил, в разгул криминала и иных социальных болезней. 

Хотя со времени    работы в ООН лауреата первой нобелевской премии по экономике Яна Тинбергена прошло более тридцати лет, его взгляды  и подходы к мировой экономике не устарели, но и не стали  достоянием руководителей ООН.  Изучая проблемы многоцелевой оптимизации, он выявил порочность практики движения к одной цели и показал, что «модель политики должна включать по крайней мере столько же инструментов  проведения  этой политики (таких, например, как налоги, направленные на достижение этих целей),  сколько намечается целей[4]»

Многие аналитики разделяют взгляды Яна Тинбергена и согласны с тем, что распространение достижений «научно-технического прогресса» на все страны  существенно усилит давление на биосферу. Это обстоятельство породило идею «всемирной сделки». Первое официальное обсуждение этого понятия состоялось на заседании Европейского Совета в Гетеборге 15-16 июня 2001 года, где принято решение о том, что Европейский Союз будет бороться за заключение на ВСУР «Всемирной сделки» - нового соглашения о сотрудничестве между развитыми и развивающимися странами на определенных условиях. При этом, толкование понятия и условий  «Всемирной сделки» в Гетеборгских документах не приведено [14].

Кофи Аннан признает важность институциональных изменений. «Устойчивое развитие требует новых форм принятия решений в сфере государственной (добавлю: и глобальной, и континентальной, и местной. БВГ) политики. Оно диктует необходимость применения более комплексного и целостного подхода к экономическим, социальным и экологическим проблемам, о чем свидетельствует то внимание, которое уделяется в Повестке дня на XXI век, улучшению условий для принятия решений. Речь идет об изменении институциональной и нормативно-правовой базы, о подготовке комплексных национальных стратегий устойчивого развития и о совершенствовании информационных систем для целей принятия решений. За последние десять лет в этих областях произошли изменения» [9].

Генсек заверяет, что устойчивое развитие представляет собой одно из основных комплексных направлений общесистемной деятельности ООН и включает экономический, социальный и экологический аспекты. Он полагает, что этим можно ограничиться. Явно недооцениваются указанные выше обстоятельства, которые условно можно объединить в группы:

v   наш общий дом, каким он должен быть;

v   кризис цивилизаций, разрешимые и неразрешимые проблемы;

v   методология, методы, формы и мотивы управления деятельностью людей на разных уровнях  организации.

 Важно признать явное несоответствие форм управления сложности решаемых проблем. Сказанное относится и к самой Организации объединенных наций. Обратим внимание на ее «визитную карточку» - главное меню ООН на сайте www.un.org/russian/works. Здесь смешались в кучу «кони и люди», формы и процедуры, государства и повестка дня (см. рис.1). Комплекса не разглядеть.

Названые упущения ООН каждое десятилетие обновляются с приходом нового хозяина. В историческом ракурсе при желании можно видеть, как в ходе  решения задач и достижения некоторых целей возникают новые проблемы и проблемные ситуации, которые, добавляя новые,  не снижают актуальность и остроту большинства решавшихся проблем. Клубок проблем обрастает  сетями новых цепей. 

 


 

Подпись:

 

 



© Организация Объединенных Наций, 2001-2002 годы

Рис.1. Главная страница сайта ООН www.un.org/russian/works .

 

Это  подтверждается полувековым опытом работы ООН и хода реформ в странах СНГ, Чили, Аргентине, Югославии и других странах. В этом ряду неудовлетворительное выполнение решений РИО-92  скорее правило, чем исключение [27].

Как позитивный сдвиг в деятельности ООН отмечу многоуровневый подход к проблеме устойчивого развития и проявленное внимание  местным инициативам и нуждам. В 1997 году (в результате) совместного обследования, проведенного Международным советом по местным экологическим инициативам (МСМЭИ) и секретариатом Комиссии по устойчивому развитию, было зарегистрировано свыше 1800 местных повесток дня на XXI век  [1], [3].

Главная забота

В Декларации по окружающей среде и развитию (РИО-92) провозглашается забота о людях.  Это центральная тема в проблематике устойчивого развития. Люди имеют право на здоровую и плодотворную жизнь в гармонии с природой [10].  Естественно, что эта тема и стала главной, но в принятой постановке недостижимой целью нынешнего поколения землян. Гуманизм, перерастающий в глобальный антропоцентризм с игнорированием «права» миллионов видов животных и растений, биогеоценозов «на здоровую и плодотворную жизнь», не более как недостижимая и опасная цель. Движение к этой цели приводит к усилению нагрузок на среду обитания, на биосферу.  «Следует ожидать, что число людей, которым угрожает перемещение по причинам экологического характера, возрастет. Большинство перемещенных людей, которых иногда называют «экологическими беженцами», сосредоточены в африканском Сахеле, на Африканском Роге, в других районах Африки к югу от Сахары и в Южной Азии - в районах, для которых в целом характерны высокие темпы роста населения, а также в Мексике и Китае»  [7].

В подавляющем большинстве документов, подготовленных для саммита, биосфера ни разу не упомянута. Не «помогают осознанию» стихийные бедствия, подобные обрушившимся на европейцев в августе 2002 года. Беда быстро забывается теми, кто уцелел или не пострадал от них и живет сегодняшним днем.    Беспорядок в общем доме смертельно опасен для его хозяев, но снижение риска, особенно антропогенного, к сожалению, не стало заслуживающей внимания целью ООН. 

Нищета

Констатируя, что на пороге нового тысячелетия нищета, по-видимому, останется основной причиной гибели людей во всем мире, Кофи Аннан не  анализирует причины нищеты, а описывает различные ее проявления. «Именно из-за нищеты дети не проходят вакцинацию, люди не имеют доступа к чистой воде и средствам санитарии, отсутствуют лекарства и другие средства лечения и умирают роженицы. Непропорционально большая доля заболеваний по-прежнему будет приходиться на обездоленных и маргинализированных женщин, особенно на тех из них, которые проживают в экологически неблагополучных или уязвимых районах, в зонах конфликтов и насилия и которые вынуждены покидать свои места по экономическим и другим соображениям. Феминизация нищеты является одной из серьезных угроз социально-экономическому развитию».

Однако без диагностики нищеты - этого, по мнению генсека, главного недуга цивилизаций - вряд ли можно рассчитывать на ее искоренение.  Едва ли можно считать диагностикой такие положения доклада, как ниже приведенное:

«Как антропогенные катастрофы, так и стихийные бедствия отбрасывают страны в их развитии на годы назад и являются наиболее очевидными причинами нищеты и повышения уровня уязвимости. В настоящее время ежегодно в результате стихийных бедствий гибнет около 250 000 человек, при этом примерно 95% таких случаев приходится на развивающиеся страны, что отражает различие в масштабах деятельности по ликвидации последствий таких бедствий и в уровне подготовки к ним в развитых и развивающихся странах».

Но разве были в истории периоды без стихийных бедствий и катастроф, без эпидемий и эпизоотий, менее опасных, чем сегодняшние, смягченные успехами санитарии, гигиены, коммунального хозяйства и здравоохранения?  Что касается антропогенных катастроф, то они «устойчиво» растут, поскольку растет  мощь и численность землян[5].

От предстоящего саммита ожидают содействия в достижении цели, включенной в Декларацию тысячелетия:  уменьшить бедность наполовину к 2015 году. Генсек надеется и на лучшее понимание связей между окружающей средой, бедностью, торговлей и человеческой безопасностью [ 23].

Каждый новый генсек ООН признавал, что основные потребности значительной части человечества не удовлетворяются. И на этот  раз недостаточное потребление бедными слоями населения названо серьезной проблемой на пути к  устойчивому развитию и рассмотрено в докладе Генерального секретаря, посвященном мерам по борьбе с нищетой. Приведены впечатляющие цифры. Почти 30% населения мира страдает от одной или нескольких различных форм недоедания. Почти 50%  из 10 млн. детей, умирающих каждый год в развивающихся странах, в той или иной степени страдали от недоедания и недостаточного веса. Наряду с этим в глобальном масштабе излишний вес становится все более серьезным фактором риска для подростков и взрослых людей. [8]

В апреле 2002 года «Форум основных групп» (Stakeholder Forum)  провел Интернет-опрос о приоритетах, которые должны стоять на повестке дня  самммита. На вопрос «Что является наиболее острой проблемой бедности?», были получены  следующие ответы:  

v   Вода и санитария - 44%  

v   Безопасность пищи - 23%  

v   Здоровье и ВИЧ/СПИД - 18%  

v   Энергия - 12%  

v   Трудоустройство - 3%.

Такого рода опросы не дают материала для «диагноза» и понимания причин нищеты и служат лишь проявлением болезней цивилизаций, дезориентируют руководителей и аналитиков и всю мировую общественность. Да и сам опрос давал «подсказку», включавшую всего  пять причин неблагополучия.  Результаты были бы совсем иными, если бы вместо предложенного перечня из пяти причин  давалось право называть причины без лимитирующей «подсказки».  Ведь каждый район, каждая основная группа уникальны, как и их болезни. Осреднение больных для их излечения скопом недопустимо.

«Нищета в сочетании со стремительным ростом народонаселения и ухудшением состояния окружающей среды  -  мощный дестабилизирующий фактор, стимулирующий миграцию из сельских районов в города и впоследствии  -  международную миграцию. Эта тенденция наиболее ощутимо проявляется в ряде районов Африки, однако она наблюдается также в Южной Азии и некоторых странах Латинской Америки» [7].

 Генсек признает недостаточное внимание, которое «…уделяется взаимосвязи между демографией, окружающей средой и нищетой, особенно в том, что касается их влияния на положение наиболее уязвимых групп. Анализ этих взаимосвязей ограничивался применением традиционных статичных и линейных моделей, которые не способны принять во внимание динамику (и нелинейность изменения. БВГ) этих факторов». В то же время ООН одобрила применение в развивающихся странах модели «Народонаселение  -  развитие  -  окружающая среда», разработанной Международным институтом прикладного системного анализа, и модели «Рубеж XXI» Института «Миллениум» [7]. Сведения о верификации моделей не приводятся.

Проблема нищеты напрямую связана с проблемой устойчивых поселений. Несмотря на продолжающиеся усилия правительств и их партнеров, в городах по-прежнему широко распространена нищета. А в большинстве стран не произошло существенного улучшения условий жизни. Развитие устойчивых населенных пунктов, в соответствии с призывом Повестки дня на XXI век и подтвержденным в Повестке дня Хабитат, по-прежнему представляет собой проблему для всех заинтересованных сторон. Для решения этой задачи необходимы политические меры, которые основываются на принципах партнерства, участия и децентрализации. Кроме того, ясно, что общий процесс устойчивого развития должен охватывать в равной мере как сельские, так и городские районы. Центральное место в процессе развития устойчивых населенных пунктов сохраняет деятельность по мобилизации людских и финансовых ресурсов [3].

Здравоохранение

В результате стихийного неустойчивого развития неизбежно возникают экономические, политические и социальные потрясения,  деградирует среда обитания, растет социальное неравенство, и, как следствие, ухудшается здоровье людей. Показательны факты, приведенные в докладах генсека.

На сегодняшний день свыше 200 миллионов человек живут в странах, где средняя вероятная продолжительность жизни не превышает 45 лет. В 1999 году она в наименее развитых странах составляла 49,2 года против 61,4 года во всех развивающихся странах и 75,2 года в развитых странах. Во многих странах Африки, расположенных к югу от Сахары, в 90-е годы в силу воздействия ВИЧ/СПИДа вероятная продолжительность жизни сократилась. Значительное ухудшение положения в области здравоохранения произошло также в странах Восточной Европы и бывшего Советского Союза. Например, здесь политические и экономические реформы сопровождались сокращением на пять лет вероятной продолжительности жизни мужчин.

В настоящее время причиной смерти людей от инфекционных заболеваний в 90% случаев являются шесть болезней: СПИД, малярия, туберкулез, пневмония, диарея и корь. Помимо этого, причиной большого числа болезней и случаев инвалидности по-прежнему являются несколько паразитарных заболеваний: шистосомоз (инфицированы свыше 200 миллионов человек), лимфатический филяриатоз (поражены 120 миллионов человек), трахома (заражены свыше 150 миллионов человек), трипаносомоз, или сонная болезнь (угрожает жизни свыше 55 миллионов человек), и болезнь Шагаса (в Латинской Америке заражены до 18 миллионов человек).

В 90-е годы в результате распространения ВИЧ/СПИДа тенденция к увеличению вероятной продолжительности жизни была обращена вспять (в некоторых случаях - до уровня, предшествующего 1980 году). На сегодняшний день это является наиболее стремительно растущей угрозой в области здравоохранения для процесса развития и одним из потенциальных рисков для обеспечения безопасности. В настоящее время ВИЧ/СПИДом заражены около 36 миллионов взрослых и детей, из которых 95 %  живут в развивающихся странах.

Ежегодно несколько сотен миллионов человек заражаются малярией, в результате чего каждый год регистрируется почти 300 миллионов клинических случаев и свыше 1 миллиона случаев смерти. В результате распространения малярии темпы экономического роста в охваченных этой эндемией странах Африки замедлились приблизительно на 1,3 %  в год.

Сегодня не имеют доступа к усовершенствованной системе водоснабжения более 1 миллиарда человек и у 2,4 миллиарда человек нет надлежащих санитарно-гигиенических условий. Диарейные заболевания уносят ежегодно 1,5 миллиона жизней детей в возрасте до 5 лет и каждый год становятся причиной нескольких миллиардов приступов диареи. Этого недуга можно избежать путем предоставления доступа к воде питьевого качества, обеспечения санитарных условий и соблюдения пищевой гигиены, путем применения простых и дешевых солей для пероральной регидратации.

Одной из проблем, которая во многих районах возникает постоянно, а в других носит эндемический характер, является холера. Подтверждением этой тенденции служит тот факт, что по сравнению с 1997 годом количество зарегистрированных в 1998 году во всем мире случаев почти удвоилось.

По оценкам, в 1999 году в общемировом масштабе на неинфекционные заболевания приходилось почти 60 %  случаев смерти (33,5 миллиона человек) (сердечно-сосудистые заболевания - 30,3 %, рак - 12,6 %, респираторные заболевания - 6,4 %) и 43 %  от числа заболеваний в мире  [10].

Долгосрочные последствия антропогенных изменений климата: повышение уровня моря, перераспределение осадков и резкие климатические колебания  вероятнее всего отрицательно повлияют на здоровье населения. Поставят под угрозу производство продовольствия и обострят проблемы, связанные со стихийными бедствиями, с распространением инфекционных заболеваний. От этого пострадают, по-видимому, прежде всего некоторые наименее развитые страны [7].

Генсек полагает: «Планирование мероприятий по защите здоровья населения от потенциальных последствий глобальных экологических угроз требует лучшего понимания соответствующих механизмов распространения заболеваний и факторов уязвимости населения». Прогнозируемое резкое увеличение числа случаев неинфекционных заболеваний во всем мире станет одной из основных проблем здравоохранения в будущем.

Многие влияющие на здоровье населения и заболеваемость ключевые факторы — как и решения связанных с ними проблем — лежат вне непосредственной сферы деятельности сектора здравоохранения и зависят от таких элементов, как охрана окружающей среды, водоснабжение и санитария, сельское хозяйство, образование, занятость, городская и сельская среда обитания, торговля, туризм, энергетика и жилищное хозяйство. Решение основополагающих проблем в области здравоохранения является ключом к обеспечению экологически устойчивого развития и устойчивого улучшения здоровья населения в долгосрочном плане. Сказанное можно отнести к любой из ниже рассматриваемых проблем и проблемных ситуаций.

К числу глобальных экологических проблем, угрожающих здоровью населения, генсек относит изменение климата, истощение озонового слоя, сокращение биологического разнообразия, разрушение экосистем и распространение устойчивых органических загрязнителей. Несомненно, эти факторы будут влиять на экономику и здоровье. Но генсек не говорит, как это обстоятельство  учесть в системе целеполагания  [10].

Потребление и производство

Кофи Аннан, как и  авторы  «Повестки дня на XXI век», полагает, что основной причиной продолжающегося ухудшения состояния глобальной окружающей среды являются нерациональные структуры потребления и производства, особенно в промышленно развитых странах.  Но не показывает, почему такого рода структуры возникают и как предотвратить их появление, почему малоэффективна деятельность многочисленных организаций по охране природы и окружающей среды, по искоренению бедности  и т.д.?


Предполагается, что комплексная стратегия, направленная на удовлетворение основных потребностей и повышение качества жизни переориентирует потребительский спрос на рациональное производство товаров и услуг, изменит структуры потребления в сторону устойчивого развития. Но не приводит аргументов в пользу этой точки зрения. 

Вместе с тем, как уже отмечалось, достижение высокого уровня потребления в соответствии с западными стандартами   обострит глобальные и региональные экологические проблемы и ускорит социальное расслоение, ведущее к обострению социальных конфликтов, к росту преступности, к усилению миграции. Поэтому появились концепции «золотого миллиарда»,  «обоснования» необходимости сохранения социального неравенства и разделения государств на два лагеря, живущих по разным стандартам жизни [8].

В деликатной форме Кофи Аннан так выражает эту мысль: «Мы живем намного более привилегированной жизнью по сравнению с подавляющим большинством наших собратьев. Но такая жизнь возможна лишь за счет того, что мы потребляем намного больше земных ресурсов, чем приходится на нашу долю, а также за счет того, что мы оставляем намного больший "след" в глобальной окружающей среде в виде отходов и загрязнения. Кроме того, наш образ жизни на виду у множества людей, которые не могут разделить его, но которые видят его в приукрашенной форме с мерцающих телеэкранов в своих трущобах. Кое-кто скажет, что так рекламируется модель "развития", к которой они должны стремиться.

Но даже если допустить, что подобное развитие имеет устойчивый характер, то на какое количество людей оно рассчитано? Конечно же в его нынешней форме оно предназначено не для всех шести миллиардов, которые уже населяют эту планету, и уж тем более не для 9, 12, или 15 миллиардов человек, которые будут населять ее в предстоящие десятилетия в зависимости от того, какой сценарий будет принят за точку отсчета. Наш образ жизни должен измениться, но как и как быстро?» [2].  Ответ на этот вопрос возможно дадут усилия по заключению уже упоминавшейся «Всемирной сделке» [14].

В промышленно развитых странах темпы потребления на душу населения на протяжении последних 25 лет неуклонно возрастали примерно на 2,3%  в год, в Восточной Азии увеличивались примерно на 6,1% и в Южной Азии - приблизительно на 2,0 %. С другой стороны, расходы на потребление среднего домашнего хозяйства в Африке за последние 25 лет снизились на 20 %.

Для значительного большинства сельского населения сельское хозяйство и природные ресурсы являются основной их существования. Сокращение площади сельскохозяйственных угодий и запасов воды в пересчете на душу населения наряду с деградацией почв, лесов, пастбищ и ухудшением качества воды все больше затрудняет жизнь сельской бедноты. Оно стимулирует миграцию в городские трущобы и на сельскохозяйственные плантации и часто приводит к разлуке членов семей. Доля помощи в целях развития, выделяемая на устойчивое развитие сельского хозяйства, в последние годы сокращается [7].

Обратим внимание на то, что низкие темпы социального развития сочетаются со значительно более высокими темпами роста торговли и инвестиций. Оборот мировой торговли товарами и услугами увеличился за последнее десятилетие более чем на 60 %   и достиг почти 6,7 трлн. долл. США в 1998 году, в то время как прямые иностранные инвестиции возросли более чем в четыре раза и достигли 865 млрд. долл. США. Но потребление на душу населения,  даже в развитых странах, увеличивалось не более, чем на 2,3%. В глобальном масштабе валовой внутренний продукт в реальном выражении увеличивался на 2,9 %   в год при темпах роста населения 1,4 %  в год [8].

Технологии

В докладах генсека  понятие технологии не распространяется на  технологический цикл, или  цикл жизни производимой продукции. Такой цикл включает работы по созданию, опытному и серийному производству, использованию и утилизации отработанного изделия или продукта, рекультивации  земель, нарушенных в течение жизненного цикла. Оценка технологии вне жизненного цикла - важное методологическое упущение и должно быть исправлено. Как и рассмотрение технологий лишь с позиций «чистоты». Не менее важны и такие показатели, как энергоемкость, ресурсоемкость,  срок службы, занимаемое пространство, надежность, безопасность, возможность утилизации и повторного использования  и др.  С такими поправками можно принять нижеследующие рекомендации генсека.

Для повышения уровня жизни и ослабления отрицательного воздействия потребления ресурсов на окружающую среду необходимо разработать меры и программы внедрения новых технологий. Глобализация и новые информационно-коммуникационные технологии открывают возможности для перехода на более устойчивые модели потребления и производства, однако этот переход не происходит автоматически. Успешная экологическая политика, способствующая передаче экологически более чистой технологии, как правило, основывается на гибких подходах, включающих экономические стимулы и техническую помощь предприятиям, а также различные регламентирующие меры.

Такие гибкие меры являются эффективным средством внедрения более продуктивных экологически чистых технологий, чем меры по снижению уровня загрязнения производственными отходами, которые требуют больших финансовых затрат. К сожалению, не существует никаких согласованных методов оценки передаваемых технологий.

Новые разработки ведутся главным образом в частном секторе и все чаще защищаются патентами. И поэтому в большинстве случаев становятся недоступными для большинства развивающихся стран. Разработка технологий и их передача сдерживались нехваткой людских и финансовых ресурсов и резким сокращением государственных расходов на национальные исследования и опытно-конструкторские разработки.

В связи с развитием биотехнологии возникают важные этические и социальные проблемы. В их числе следует назвать справедливое распределение полученных благ, биобезопасность и ответственность перед будущими поколениями. Последствия развития биотехнологии не так просто ограничить национальными границами, и часто они бывают разными в разных странах в зависимости от местных экологических, социальных и экономических условий.  К сферам применения  биотехнологии отнесены здравоохранение, сельскохозяйственное производство, энергетика и охрана окружающей среды [13].

Энергетика

Важное место Кофи Аннан отводит рационализации потребления энергии. Средний уровень коммерческого потребления электроэнергии на душу населения в мире составил в 1997 году 1692 кг нефтяного эквивалента (далее кнэ). В странах Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) население по-прежнему потребляет больше энергии, чем население развивающихся стран. В 1999 году его средний показатель составил 6400 кнэ на душу населения, что в десять раз превысило уровень потребления в развивающихся регионах  (около 620 кнэ на душу населения).

В Северной Америке ежегодное потребление бензина для автотранспортных средств на душу населения составило в 1997 году 1637 л по сравнению с 427 л в Западной Европе, 50 л в Азии (за исключением Западной Азии) и всего лишь 31 л в странах Африки к югу от Сахары (то есть в пятьдесят раз меньше, чем в Северной Америке).

Потребление энергии на душу населения в мире в целом в период с 1990 по 1997 год существенно не изменилось. Высокие темпы роста в Восточной Азии и регионе Тихого океана и умеренный рост в Западной Азии, Южной Азии и Северной Африке сопровождались значительным снижением потребления в Восточной и Центральной Европе.

В промышленно развитых странах потребление энергии на душу населения характеризовалось в указанный период некоторым ежегодным ростом по сравнению с уже имевшимся довольно высоким уровнем.

Признается, что рост потребления и производства опережает процесс повышения экологической эффективности и  темпы изменения  моделей потребления. Необходима более широкая стратегическая основа для решения проблем, связанных с нынешними моделями потребления.

В большей части развивающихся стран мира главным источником энергии остаются топливная древесина и уголь; одновременно в некоторых развитых странах, включая Швецию, Финляндию, Австрию, Францию и Италию, возрастает промышленное использование биоэнергетики [6].

Вместе с тем  без внимания остался важнейший биосферный аспект развития энергетики. Это нарушение теплового баланса планеты и необходимость энергосбережения, перехода на такие  технологические цепочки, которые позволяют  предотвратить или резко сократить энергопотребление и выброс тепловой энергии, твердых и жидких отходов в окружающую среду, уменьшить занимаемые площади и риск аварий. 

Глобализация

Сегодня глобализация является важным фактором, способствующим изменению моделей потребления и производства во всем мире. Благодаря глобализации потребители располагают более широким выбором товаров и услуг. Расширение торговли патентами и передача технологий приводят к снижению опасности производства, к сохранению и экономии ресурсов и к ослаблению воздействия на окружающую среду. Однако глобализация  несет и ряд экологических угроз. Например, за счет более активного потребления природных ресурсов и создания отходов. Из-за увеличения объема перевозок и поездок по личным делам возрастает уровень выбросов двуокиси углерода (CO2). Глобализация может также стать причиной распространения нерационального образа жизни [8] .

На вопрос «Форума основных групп»: «Что является наиболее важной проблемой, связанной с  глобализацией?», принявшие участие в опросе добровольцы ответили следующим  образом[6]:  

v   Достижение согласованных действий в областях торговли и окружающей  среды - 34%.  

v   Права человека - 23% . 

v   Корпоративная ответственность - 18% .

v   Корпоративное управление/регулирование - 8%.  

v   Информационные и коммуникационные технологии - 8%. 

v   Прямые иностранные инвестиции - 5%.  

v   Стандарты в сфере труда - 2%. 

Председатель Комиссии Госдумы по устойчивому развитию академик РАН М.Ч.Залиханов, посвятивший свое выступление проблемам глобализации, полагает,. что на Саммите необходимо принять решениe о придании ООН статуса координатора процесса глобализации и создании в ее структуре   всемирного антимонопольного комитета [27].

Природопользование

Приводимые генсеком данные позволяют представить глобальную мозаику проблем природопользования. Две трети площадей сельскохозяйственных земель в мире подвержены деградации почв из-за применения интенсивных методов ведения сельского хозяйства. И это на фоне растущего спроса на продовольствие при особенно высоком росте спроса на мясные и молочные продукты. В результате расширения сельскохозяйственного производства для покрытия растущего спроса на продовольственные и другие сельскохозяйственные продукты было утрачено около половины водно-болотных угодий в мире, в то время как лугопастбищные площади сократились в некоторых районах более чем на 90 %.  Растущий на мировом рынке спрос на продовольствие и другие сельскохозяйственные продукты может содействовать чрезмерному применению химикатов, что приведет к деградации почв, а также будет стимулировать неустойчивое рыболовство в отсутствие надлежащих режимов регулирования ведения рыбного хозяйства.

В целях удовлетворения растущего спроса на рыбу и рыбопродукты почти 70% основных запасов рыбы в мире подвергаются чрезмерной эксплуатации или вылову в объеме, близком  предельно допустимому.

Площадь лесов во всем мире сократилась с 11,4 км2 на человека в 1970 году до всего лишь 7,3 км2 на человека в настоящее время. Высокий спрос и рост цен на мировом рынке могут создать условия, способствующие нерациональной эксплуатации тропических лесов. Кроме того, чуждые инвазивные виды, которые сопровождают товары и транспортные средства, могут нанести значительный ущерб экосистемам, как это произошло с полосатыми мидиями в районе Великих озер в Северной Америке.

Плотины и другие гидротехнические сооружения, которые строятся для удовлетворения растущих нужд водопользователей, особенно сельского хозяйства, привели к обмелению почти 60% от общего числа  крупных рек.

В результате нерационального освоения и деградации пресноводных экосистем в настоящее время вымирают или находятся под угрозой исчезновения 20% пресноводных реликтовых видов.

Проблема  отходов сфер производства и потребления

По данным доклада Кофи Аннана, от половины до трех четвертей от объема ежегодно поступающих в промышленные страны ресурсов в течение года попадает в окружающую среду в виде отходов. Повышение эффективности использования ресурсов и сокращение отходов ограничиваются продолжающимся использованием устаревших технологий и потребительским подходом, при котором предпочтение отдается мобильности, удобству и возможности одноразового использования ресурса.

Во многих странах сырье стало использоваться более эффективно, однако общий объем отходов продолжает возрастать. Согласно исследованию, проведенному в пяти промышленно развитых странах за период с 1975 по 1996 год, несмотря на снижение потребления ресурсов в расчете на душу населения и на единицу ВВП, общий объем потребления ресурсов и потоки отходов, выбрасываемых в окружающую среду, продолжают увеличиваться. Это следствие экономического роста и роста численности народонаселения.

В целом, несмотря на повышение эффективности производства, из-за постоянного увеличения объема товаров и услуг и связанных с ними отходов экологические проблемы продолжают обостряться [3].

Цель Повестки дня на XXI век в отношении опасных отходов состоит в предотвращении и, насколько это возможно, сведении к минимуму образования таких отходов в рамках комплексного управления жизненным циклом. Мандат в отношении радиоактивных отходов состоит в обеспечении безопасного управления ими, их безопасной транспортировки, хранения и удаления в целях охраны здоровья населения и окружающей среды [12].

Экологический мониторинг

Быстрый прогресс в развитии информационных систем привел к росту обеспокоенности по поводу расширяющегося разрыва, или так называемой «цифровой пропасти», между «имущими» и «неимущими» в процессе информационной революции. Наиболее явный разрыв  -  следствие недостаточно широкого географического охвата технических и коммуникационных систем передачи информации.

Второй информационный разрыв, сохраняющийся со времени Рио-де-Жанейрской конференции, связан с основными данными об окружающей среде и экологических нагрузках, вызванных деятельностью человека. Даже в промышленно развитых странах данные зачастую невозможно использовать из-за их ограниченности и разрозненности. В развивающихся странах порой отсутствуют даже самые основные статистические данные. Никакая оценка или система поддержки решений не может дать результаты, которые превышали бы по качеству исходные данные. Но и в тех случаях, когда новые технологии генерируют большие массивы данных, часто не хватает возможностей для их анализа и использования.

Объем новой информации, производимой системами дистанционного зондирования и другой аппаратурой, слишком велик по сравнению с объемом инвестиций в сбор подкрепляющих эту информацию данных на местах и расширение возможностей для оценки этой информации и получения от нее практической отдачи. Несмотря на все чудеса автоматизации и искусственного интеллекта, по-прежнему важны высокая квалификация и богатый опыт, а это требует вложения средств не только в технологии, но и в кадры как неотъемлемую часть эффективной информационной системы [9].

Сама же организация глобального мониторинга, когда «за деревьями леса не видно» (это показано в нашем обзоре проектов имоделей), осталась вне сферы внимания генсека. Поэтому и не намечена целевая функция, не предложено мер, устраняющих сложившееся неблагополучие.

Региональная политика

Одним из самых эффективных и результативных способов привязки целей Повестки дня на XXI век к условиям на местном уровне является разработка «местных повесток дня на XXI век». После Конференции Организации Объединенных Наций по окружающей среде и развитию, состоявшейся в 1992 году, были разработаны местные планы действий и мероприятия по осуществлению решений Конференции на местном уровне и достигнуты весомые результаты. В частности, в отношении интеграции экономических, экологических и социальных потребностей в сотнях местных общин, включая мелкие и крупные города в разных странах мира.

С июля 2000  года проводятся широкие консультации с местными органами власти, которые продолжались до конца 2001  года и включали заседания Международного союза местных органов управления (МСМОУ) (в Рио-де-Жанейро, Бразилия) и МСМЭИ (в Гонолулу, Гавайи), в обоих случаях в начале  мая 2001 года. К трудностям этого периода отнесены

·     отсутствие межсекторальной концептуальной базы, основанной на учете сложных взаимосвязей между народонаселением, окружающей средой и устойчивым развитием;

·     отсутствие подходящих и точных данных;

·     нехватка финансовых и людских ресурсов для осуществления стратегий и программ [7].

Кофи Аннан удачно перекинул мостик десятилетия: «Можно сказать, что Повестка дня на XXI век и все, что из нее вытекает,  дала нам ответ на вопрос: что составляет проблему и каковы принципы, которыми мы должны руководствоваться при ее решении? Йоханнесбург должен дать ответ на вопрос: как осуществить необходимые изменения в государственной политике; как использовать политические и налоговые стимулы, чтобы придать нужные импульсы бизнесу и промышленности; как предложить лучший выбор отдельным потребителям и производителям; как, в конце концов, все это осуществить?

…В последние годы мы усвоили одно: ни катастрофические сценарии, ни разрушительная критика не подвигнут народы и правительства на действия. Нужны именно положительное видение вещей, ясный "маршрутный лист" (откуда и куда двигаться) и четкое распределение обязанностей между многими участниками в единой системе.

Йоханнесбург должен дать нам это видение - видение глобальной общности, в которой каждая страна имеет свое место и долю при распределении благ. Эта конференция также должна дать нам ясное понимание вклада каждого в решение общей задачи».

В наше время быстрых перемен  конференция должна положить конец привычке действовать по старинке. В наше время накопленного большого богатства она должна продемонстрировать, как это богатство может быть поделено между всеми живущими и сохранено для тех, кто придет потом.

В наше время угроз безопасности она должна показать перспективу мира через надежду - надежду, что завтра жизнь станет лучше - безопаснее, справедливее, ярче,  чем сегодня  [2].

Правительства высказались за то, чтобы к саммиту подготовить более конкретные адресные решения, содержащие  временные рамки, механизмы и показатели осуществления [29].

Заключение

Задача обзора - показать достигнутый уровень  подготовки к саммиту, достижения и трудности на стадии установления целей и отбора на примерах некоторых наиболее важных проблем. Изложить результаты анализа сверхсложной системы в статье - дело неблагодарное. И автор не претендует на полноту анализа имеющихся документов. Их на нашем сайте сейчас более  240, и каждый читатель, имеющий  вход в Интернет  может с ними ознакомиться. А еще обзор характеризует философию целеполагания. Теперь уже есть что обсуждать. Скорость поступления новых документов опережает возможности их осмысления.

Согласимся с генсеком: «Устойчивое развитие - далеко не «бремя». Это исключительная возможность в экономическом плане - создавать рынки и рабочие места, в социальном плане - вовлекать маргинальные группы,  в политическом плане - снижать напряжение по поводу ресурсов, которое может вылиться в насилие, давать каждому мужчине и каждой женщине голос и право решать свое будущее».

На Саммите тысячелетия в Нью-Йорке мировые лидеры пришли к согласию относительно ряда неотложных целей, Целей тысячелетия в области развития, которые предполагают сокращение вдвое крайней нищеты в мире к 2015 году посредством устранения ее наихудших проявлений и самых трудноискоренимых причин.

Эти цели Кофи Аннан называет весьма амбициозными, но даже «если мы их достигнем, эта борьба не увенчается победой. По-прежнему сотни миллионов людей будут лишены того минимума условий, который необходим для поддержания человеческого достоинства. И по-прежнему многое еще надо будет сделать»  [2] .

В свою очередь,  методологическая несостоятельность участников процесса целеполагания заставляет  скептически отнестись  к  ожидаемым результатам. Отмеченное нами несоответствие форм и методов управления сложности решаемых проблем  оставляет мало надежд на  успех  самой грандиозной в истории ООН акции. Признание этой проблемы заставило бы  искать альтернативные формы, методы и пути для изменения вектора развития цивилизации.

Вместе с тем, многие страны, регионы, общественные группы, уже отправились в путь без карт и компаса. И благодаря этой множественности, благодаря разнообразию поисков вполне вероятно, что некоторые инициативы не заведут в тупик и подскажут другим правильную дорогу. 

Важно прислушаться к Тони Блэру, обратившему внимание на необходимость взаимной ответственности. Ни на один из обсуждавшихся вопросов не найти ответа, иначе как через взаимную ответственность. Своя ответственность у правительств, своя у корпораций и групп гражданского общества и отдельных личностей. Вероятно, в Йоханнесбурге они объединятся в новую коалицию - коалицию во имя ответственного процветания [2].

В статье наряду с важными результатами подготовки к саммиту показаны  существенные пробелы и недостатки  организации работ под эгидой ООН. Вряд ли ООН уподобится барону Мюнхаузену и вытащит себя из болота чиновничьей рутины и бюрократических традиций без внешней помощи. Но помощь появится, когда сама ООН признает свои болезни, пожелает пересмотреть свою структуру, захочет устранить несоответствие квалификации кадров уровню и  сложности решаемых проблем.  Сказанное, очевидно,  можно отнести к  каждому уровню-рангу управления. Управления устойчивым развитием сверхсложных и взаимозависимых систем, каковыми являются цивилизация, союзы государств, государства, провинции (субъекты федерации, земли), поселения, общественные организации и т.д.

С другой стороны, приятно отметить огромную созидательную работу, развернувшуюся в разных странах по единому или схожему сценарию  с  участием  большинства стран,  правительственных и неправительственных организаций,  основных групп, населения.  Сегодня есть что изучать, есть чему учиться каждому. И есть земляне, которых надо учить искусству и этике жизни на Земле.  

 

 

 

.

цели - устойчивого развития.

 

 



[1] Зам. главного редактора журнала «Биосфера»,  директор международной программы «Динамическая модель биосферы», академик РАЕН

[2] Начало обзора   во втором номере журнала

[3] Питирим Сорокин. Человек. Цивилизация. Общество. Москва. Издательство политической литнратуры. 1992.

[4] Ян Тинберген.    Энциклопедия. «Лауреаты  Нобелевской премии».  Москва  «Прогресс». 1992

[5] А.С Курбатова, С.М.Мягков,А.Лшныпарков. Природный риск для городов России.М. «НИ и ПИ Экология города»

[6] «Форум основных групп» планирует проведение новых опросов. В  них можно принять участие, посетив сайт www.earthsummit2002.org .